Свидетельство Владимира Пустовалова

Родился я в Казахстане, в городе Джамбуле, в православной семье. У меня был старший брат и две младшие сестры. Мать иногда приводила меня на Пасху в православный храм и всегда учила меня бояться Бога, но не объясняла конкретно, что я должен и что не должен был делать. Я поверил в Его существование , хотя в школе меня учили, что Бога нет.  Христианской литературы у нас не было, да и все активно верующие назывались сектантами. Так я и рос.

С четырнадцати лет  я начал курить, даже пробовал алкоголь и наркотики. Я смотрел на старшего брата, который курил марихуану и кололся, и видел ,что он катится вниз. Мне было жаль его и всю нашу семью, потому что вместе с ним страдали мы все и, особенно, моя мама. Отец тоже выпивал, и мама очень переживала; у нее болело сердце. Она мало говорила и много плакала. Теперь мне кажется, что она молилась, как могла, за всех нас. Она бережно хранила дома мой крестик, который мне дали в церкви после крещения, зная, что в армии за это могут преследовать.

В армии мне пришлось многое повидать. После боевых действий в Афганистане меня начали мучить ночные кошмары, я плохо спал, иногда просыпался «в холодном поту». Мучили страшные воспоминания страданий и несправедливости, которые царят в этом безбожном мире. Вернувшись домой, я не говорил об этом другим. У многих военных, которые остались в живых после этого кошмара, нарушилась психика. Однажды на расстоянии в четыре раза меньше допустимого, взорвались три тонны тротилла. Слава Богу, что несмотря на контузию,  я остался жив. С тех пор меня начали мучить сильнейшие головные боли. Ничего не помогало. Я стал больше выпивать, чтобы унять боль, потому что никакие лекарства не помогали. Это длилось около двух месяцев. И тогда я вспомнил слова матери и пошел в церковь. По православному обычаю я купил свечку и, стоя в храме, стал молиться, как мог. Я молился о моём исцелении и просил Бога простить меня. Я не молился иконам и ликам святых, а всем сердцем обратился к живому Богу о помощи. Это была моя первая осознанная молитва.

Несколько месяцев спустя я женился.  Люда была из христианской семьи, хотя тогда она ещё не была возрожденным человеком. Она мне стала рассказывать о своей верующей родне. О Боге я не думал всерьез, грех брал свое,  я начал снова пить, и у меня снова начались головные боли. Я убегал от Бога. У нас родился Егор. В то время к нам приехала Вера, сестра моей жены, чтобы помочь нам. Она была христианкой и в воскресенье попросила, чтобы я ее и Люду отвез в церковь, но я лишь показал им дорогу, не желая даже выйти из автобуса. После этого в церковь начала ходить и моя жена. Я был против. Но тут вмешалась моя мама, призывая меня не препятствовать. Я увидел в Люде большие изменения, и сам стал задумываться. Она звала меня в церковь, и я несколько раз ходил с ней туда. Каждый раз в церкви у меня начинались сильнейшие головные боли, которые проходили, когда я выходил на улицу. Только теперь  я понимаю, что это сатана не хотел моего спасения.

Смерть мамы была большой неожиданностью для меня. Я уважал и любил ее. Она была для меня самым дорогим человеком. Во многом она была для меня примером мудрости, добра и терпения. Она учила нас, своих детей, делать добро и прощать, любить своих жен и мужей. После её смерти я начал сильно и, как говорится, «беспробудно» пить. Пил я восемь месяцев, потому что не мог справиться с болью, которая заполнила мою душу. О Боге тогда я совсем не думал. Остановился этот кошмар после того, как мне сделали срочную операцию. Сейчас я уже понимаю, что это был ответ на молитвы Люды, Веры, Любы и родных.  Господь хранил меня и являл свою милость ко мне даже когда я убегал от него.

Бог тихо стучал в мое сердце. Работая в похоронном бюро, я встречался с верующими, видел их отношение к смерти, слушал их проповеди и пение. Однажды я стал свидетелем того, как провославный священник отказался делать отпевание, требуя заплатить ему больше, чем обычно. Так я разочаровался в православии.

После переезда в Америку я начал ходить с семьей в баптистскую церковь, Слово Божие стало проникать в моё сердце. Бог дал мне силы противостоять алкогольной зависимости. Я хотел покаяться, но сатана держал меня, говоря, что мне не нужно этого делать.  В Америке у нас родились двойняшки, два сына. После молитвы над детьми в церкви я вдруг почувствовал, что я тоже дитя в глазах Бога, но живу я неправильно, и что пора уже мне сделать выбор. Бог дал мне мужествo оттолкнуть сатану и мысли, которые он посылал, и помолиться молитвой покаяния.  Я вышел из церкви другим человеком. Пришло облегчение и спокойствие. За меня молились братья, и Бог дал мне сил победить сильнейшую привычку курить, с которой я годами не мог справиться сам. Теперь я хочу больше общаться с верующими, петь и славить Бога за все Его милости. Оглядываясь назад, я вижу, что многое в жизни было неслучайно, и иногода я с ужасом вспоминаю, каким я был. И сейчас, смотря на жизнь неверующих людей, я с сожалением думаю о бесцельности их жизни и о том, как Бог по своей милости и благодати спас меня.

Ольга Глотова